15.04.20
Надо помочь друг другу выжить, и тогда будет с кем делить этот рынок
14 апреля 2020 года в онлайн-формате прошла конференция «Outdoor в условиях коронавируса», организованная дирекцией выставки Sport Casual Moscow в целях обмена опытом предприятий outdoor-индустрии.
Модератором выступил Александр Малюгин, генеральный директор ООО «Мануфактура Малюгина».

Александр Малюгин
ООО "Мануфактура Малюгина"
Своим видением текущей ситуации и перспектив ее развития поделились спикеры
Виктор Уткин
Генеральный директор ООО «ДРЭГОНФЛАЙ», Екатеринбург
Спикер
Дмитрий Овсянников
Генеральный директор ООО «Айсберг», Санкт-Петербург
Спикер
Александр Федотов
Сооснователь SportEgo, эксперт WorldSkillsRussiaб, Санкт-Петербург
Спикер
Сергей Федоров
Ведущий специалист Sporttex, руководитель офиса в Санкт-Петербурге
Спикер
Владимир Горшков
Основатель и управляющий портала для стоматологов 4Stom.ru, Москва
Спикер
Аршинова Валерия Александровна
Адвокат, старший партнер ЮК «Альтависта»
Спикер
Татьяна Фёдорова
Руководитель отдела маркетинга ООО ТД «Текстайм», Москва
Спикер
Как российские производители работают в условиях пандемии, какие меры предпринимают для сохранения своего бизнеса, какими они видят сценарии выхода из кризиса? Сегодняшнюю ситуацию в outdoor Александр Малюгин справедливо назвал «перестройкой на военные рельсы». Сектор не попал в число тех, кого наше правительство сочло жизненно важным, и соответственно, лишен всех тех мер поддержки, которые предлагает государство. Поэтому со всех сторон раздаются стоны о том, что бизнес рухнул, что жизнь кончилась. Но наши спикеры не вошли в число паникеров, а на примере своих компаний постарались показать, как можно выжить, а иногда и преуспеть.

Шить или не шить? И если да, то что? Некоторые участники дискуссии по-прежнему не оставляют идею продолжать свой основной бизнес, выполняя уже сделанные предзаказы или обеспечивая небольшой спрос маркетплейсов.
«Мы можем попытаться поддерживать наших клиентов, которые торгуют в Интернете. Речь идет и о небольших интернет-магазинах, и о крупных маркетплейсах. Мы сейчас надеемся, ждем и шьем на склад, чтобы, когда все закончится, то если не в Турции, но хотя бы на ближайшем водоеме наши купальники пригодятся».
Дмитрий Овсянников
«Основная наша задача – сохранить ту деятельность, которую мы вели до этого. Выполнить те предзаказы, которые мы обязались выполнить, собрать предзаказы на следующие сезоны».
Виктор Уткин
Понятно, что это делается, чтобы персонал не потерял квалификацию и в надежде на лучшее, но сейчас и это невозможно, так как предприятия, не производящие жизненно важную продукцию, согласно распоряжению правительства должны быть закрыты. А Роспотребнадзор не дремлет, регулярно наведываясь с проверками. Поэтому и вышеупомянутые докладчики, и другие участники дискуссии, чтобы хотя бы минимизировать убытки и платить людям зарплату, переключились на производство СИЗ.

Маски – наше всё. Да, это масс-маркет, да, это «как бы примитивно и как бы не соответствует» высокому уровню технологий и качеству, которые традиционно считаются преимуществом outdoor. Но не все так однозначно.

«Оказалось, что при внешней простоте этого изделия сделать его не так просто. Надо было разработать модель и найти сырье». И машины, которые стоят на высокотехнологичных производствах, заточены под сложные процессы и не могут конкурировать с оборудованием для массового производства. Хотя, с точки зрения Александра Федотова, надо сегодня производить то, что можно продать уже завтра: «Мы не производим на склад и ждем нужных времен. Мы идем четко от потребителя, производим ровно то количество изделий, которое можем продать завтра. Сейчас огромный спрос на СИЗ, в частности на маски, и наши продажи на маркетплейсах возросли в десятки раз. Мы также начали продвигать маски через вендинговые аппараты. Мы перестроили все свои основные производственные потоки четко под производство масок, комбинезонов. Исключили лишние операции, минимизировали ожидание между операторами, все переходы и вышли на производительность 1000 масок в смену. Швеи в результате стали зарабатывать больше. За последние две недели мы многократно нарастили обороты. У нас сейчас работает в три раза больше людей, чем до пандемии».
Александр Малюгин
То есть, даже в период кризиса можно не просто не потерять, а даже заработать? Не все участники дискуссии уверены в этом. И причина кроется в том, что, по их мнению, рынок СИЗ, в частности, масок, не стабилен.
«Шить маски мы начали достаточно рано, в начале марта. Сначала под свои нужды. Потом для друзей, потом пошли запросы от коммерческих предприятий. Был очень большой запрос в первых числах марта на многоразовые маски. Мы в марте продали около 20 тысяч масок, а в первых числах апреля спрос упал до минимума. Я думаю, спрос на маски сохранится еще в медицинском секторе, но в коммерческом секторе все свои потребности уже закрыли».
Виктор Уткин
Многие из участников дискуссии поддержали эту мысль, утверждая, что история с масками закончится к концу мая.
«У нас сейчас есть возможность заниматься планированием и стратегическим планированием. Планированием – на завтра, а стратегическим планированием – на послезавтра. В условиях сегодняшней действительности что-то более серьезное сказать крайне рискованно».
Дмитрий Овсянников
Но так ли это? Да, сейчас работает ограниченное количество предприятий, вполне вероятно, что на данный момент спрос просел, но маски не вечны, это расходный товар, а по мере открытия предприятий будет расти и потребность, потому что, как говорят медэксперты, вирус нас так быстро не покинет. К тому же на одних масках свет клином не сошелся, и для outdoor'щиков есть гораздо более интересные с точки зрения их технологий и возможностей варианты – защитные комбинезоны, и многие их уже производят. И вся эта продукция нужна не только медикам, но и коммунальным службам, продавцам, работникам автосервиса, любым фирмам формата B2C.

Однако слова Дмитрия Овсянникова в большей степени относятся даже не к падению спроса, а к той ситуации, когда наше правительство чуть ли не ежедневно меняет правила игры, то вводя, то отменяя моратории и запреты. И разобраться в этом хаосе, как всегда, непросто, а, главное, никто не знает, чего ждать и что еще придумают наши законодатели. На данный момент, чтобы производить маски и иные СИЗ для медицины, нужно иметь специальное Регистрационное удостоверение. Кто-то даже уже сделал попытку его получить, и кому-то даже это удалось.

«Да, сертификация – это сложная и дорогостоящая процедура. Однако по этому пути пока идти приходится. Наши ткани протестированы во Всероссийском научно-исследовательском и испытательном институте медицинской техники (ФГБУ «ВНИИИМТ» Росздравнадзора). Поэтому РУ на наши ткани наши клиенты уже фактически получают. Но я задавала вопрос Минпромторгу, как они все-таки видят упрощение этой процедуры». Пока, видимо, никак, поэтому у фирмы должна быть мотивация и серьезное решение идти в этом направлении и после пандемии.
Татьяна Федорова
«Мы решили получить на комбинезон медицинскую сертификацию. Но если получить временное регистрационное удостоверение еще возможно в достаточно короткие сроки, хотя это и дорого (порядка миллиона рублей), то потом надо обязательно получить постоянное РУ. И это опять время и расходы. Получение постоянного РУ обязательно, иначе штрафы. Цена – тоже около миллиона. 3 апреля было Постановление № 431, в связи с которым мы должны были быть еще и лицензированной организацией. Это еще 45 дней и еще миллион рублей. И еще, вероятно, нужно разрешение федерального оператора в лице Росхимзащиты… Руки опустились. Сейчас вроде бы отменили 431-е постановление, а на самом деле его приостановили, но не факт, что его не восстановят. Поэтому сертификацией надо заниматься тем, кто хочет потом остаться в медицинском секторе всерьез и надолго».
Виктор Уткин
С ним согласны другие эксперты.
«Либо надо по окончании эпидемии оставаться в этом [медицинском] сегменте, не смешивая его с другими и создав отдельное направление, либо пережить это время и вернуться к своему любимому занятию. Это вообще отдельный бизнес».
Александр Малюгин
Владимир Горшков видит и иные причины серьезно задуматься, прежде чем устремляться в медицинское направление:
«Я работал для двух компаний, производящих просто медицинскую одежду. Там совсем другие каналы продвижения продукта, другое построение маркетинговой стратегии, да и все там совсем другое. Поэтому подтверждаю, что это отдельный бизнес, и бизнес надолго».
Владимир Горшков
Поэтому сейчас, в основном, outdoor'щики шьют для бизнеса. Хотя сегодня потребность в СИЗ у медиков такая, что ежедневно в закрытом чате главные врачи больниц буквально кричат о помощи, о том, где найти товары, ищут производителей.
«Я сейчас активно общаюсь с большим количеством врачей. Что их больше всего волнует? Сейчас вышло очень много рекомендаций для врачей, в частности, надо использовать респиратор определенного типа и определенного класса защиты. Я согласен, что потребность достаточно скачущая, но она есть, пока не закончится эпидемия. У врачей сейчас нет понимания того, где брать спецодежду. Защитных костюмов все время не хватает, респираторов нет. И, к сожалению, защитных костюмов необходимой степени защиты для красной зоны в России нет. Врачи уже начали сами договариваться со швейными компаниями о пошиве масок. Потребители, как и производители, по сути, брошены. Нужен хороший диалог между производителями и между нашими потребителями – врачами, чтобы понять, какое конкретно им нужно изделие, с какой степенью защиты». Владимир Горшков считает очень важным наладить этот диалог: «Надо внимательно поговорить с врачами и на основании этого разговора дать подробное техзадание производителю. Причем я бы сосредоточился на более долгосрочную перспективу, и не только по поводу коронавируса, но и по поводу других вирусов и бактерий. Берите с собой на переговоры производителей тканей. У них есть компетентные менеджеры, которые сразу смогут объяснить вашему потребителю, что ему нужно».
Владимир Горшков
То есть, даже в узкий сектор СИЗ для медицины вход, в принципе, возможен. Опять же – для, тех, кто не считает эту работу временной мерой, а смотрит в будущее. Пандемия пройдет, ограничения будут сняты, но на смену этому вирусу может появиться другой, к этому надо быть готовыми. А больницы, торгово-промышленные палаты, крупные медучреждения уже выпотрошили свои НЗ, и их надо будет восполнять.
«Помимо текущего потребления будет восстановление НЗ в медучреждениях и корпорациях. Этот НЗ не маленький. Надо с ними обсуждать вопросы, чтобы в НЗ убирались нормальные изделия не кустарного производства, а хорошего качества. В Минздраве сейчас идет обсуждение создания НЗ в каждом медучреждении. Это и костюмы, и респираторы, и маски. Нужна рабочая группа для подтверждения того, что в НЗ заложены качественные товары».
Владимир Горшков
«Перспектива, видимо, достаточно долгосрочная, потому что это возобновление различных запасов, это периоды эпидемий других вирусных заболеваний. И так как Россия сегодня достаточно беспомощна в этой ситуации, то в дальнейшем надо создавать запасы».
Татьяна Федорова
Видеть перспективу – хорошо, но жить надо сейчас, и речь идет не о Bosco, а о десятках небольших производителях и ИП, которым и раньше было несладко, а сейчас и подавно. Могут и не дожить до светлого будущего. Но они не сдаются и готовы перейти на производство требуемой продукции. Им не хватает знаний, оборудования, видения процессов. И еще разрешений на работу. Минпромторг все-таки начал собирать базу фирм, готовых переквалифицироваться. Sporttex, будучи стратегическим поставщиком с разрешением на торговлю оборудованием машин для производства СИЗ, стал помогать.
«Две недели мы помогали Минпромторгу собирать информацию по мелким предприятиям, вносили информацию о них в базу Минпромторга. Это нужно было, чтобы получить разрешения на работу, чтобы производства не закрывались. Мы взяли на себя часть работы Минпромторга по консультированию, на своих порталах вывешивали нормативно-техническую документацию для производства масок. Предупреждали, что Роспотребнадзор теперь может их проверять. Какие документы нужны в случае проверки, как подстелить подушку безопасности?... Первым откликнулось правительство Санкт-Петербурга, которое совместно с Роспотребнадзором разработало пакет документов, который должен быть на предприятии, когда к нему приходит проверка. На этой неделе мы увидели такой пакет и от правительства Москвы. Все документы мы сейчас вывесили на сайте. Там все, начиная от перевода сотрудников на удаленный доступ, приказов о назначении ответственных лиц за измерение температуры, за обработку помещений, ведение журналов учета; там образцы договоров, расписок об ознакомлении с инструкцией и прочее». Сергей Федоров считает, что сейчас нет места для конкуренции: «Я хочу обратиться ко всем, кто нас сейчас слышит: делитесь знаниями! Чем мы можем помочь? Во-первых, объединившись и информируя друг друга о тех вещах, которые к нам приходят. Сейчас время объединяться: производственникам с продажниками, поставщикам оборудования с производственниками и поставщиками тканей. И работать всем вместе. Вместе есть шанс выжить. По отдельности, думаю, мы не прорвемся».
Сергей Федоров
Все необходимые документы можно посмотреть и скачать по ссылке: https://www.termofilms.com/stopcovid19.

Особый вопрос – это кадры. И в разных фирмах ситуация разная: кто-то нанимает швей на простую работу, а кто-то считает, что лучше отправить квалифицированных работников в отпуск, чтобы они не растеряли свою квалификацию на простых изделиях. В любом случае все надо делать грамотно. О том, как законно разрулить непростую ситуацию с работником в условиях сокращения зарплаты, рабочего времени, введения особых мер защиты, рассказала Валерия Аршинова:

«Нельзя увольнять в одностороннем порядке, нельзя отправлять в неоплаченные отпуска без заявления работника, нельзя допускать на работу без СИЗ. Сейчас массовые увольнения приведут к огромному количеству судов, а в 80% процессуальной практики суд стоит на стороне работника, это может привести к банкротству».
Валерия Аршинова
Не очень ясен вопрос с тем, как трактовать вынужденные «выходные» – как рабочее время или как отпуск. Мнение Валерии Аршиновой однозначно: «Сейчас нерабочие дни – это не выходные дни. Этот термин в ТК отсутствует. Юристы трактуют эти дни как рабочее время. Отпуск может быть: по заявлению без оплаты (по договоренности с сотрудником), обычный отпуск, и то, о чем сказал президент, – люди не работают, но получают зарплату в обычном порядке. Поэтому пытайтесь договориться с работником». В общем, приемы остались те же, что и в «мирной жизни». При этом Валерия Аршинова дала ряд советов по поводу того, как избавиться от «балласта». Понятно, что редко в какой компании нет так называемых пассажиров, и мечта любого директора – высадить их на ближайшей остановке. Тем более в кризис. Способы есть, но это дело не одного месяца. Хотя, в основном, у директоров сейчас как раз прямо противоположная проблема: сохранение кадров.
«Сейчас самое ценное – сохранить отношения с теми, кто для вас ценен, сохранить ценных сотрудников, потому что потом набрать людей будет гораздо дороже. И сохранить доверие между вами и сотрудниками – это сейчас важнейшая задача. Дорогостоящая, но она стоит того. Жизнь вернется, но уже за другие деньги».
Александр Малюгин
Не очень ясен вопрос с тем, как трактовать вынужденные «выходные» – как рабочее время или как отпуск. Мнение Валерии Аршиновой однозначно: «Сейчас нерабочие дни – это не выходные дни. Этот термин в ТК отсутствует. Юристы трактуют эти дни как рабочее время. Отпуск может быть: по заявлению без оплаты (по договоренности с сотрудником), обычный отпуск, и то, о чем сказал президент, – люди не работают, но получают зарплату в обычном порядке. Поэтому пытайтесь договориться с работником». В общем, приемы остались те же, что и в «мирной жизни». При этом Валерия Аршинова дала ряд советов по поводу того, как избавиться от «балласта». Понятно, что редко в какой компании нет так называемых пассажиров, и мечта любого директора – высадить их на ближайшей остановке. Тем более в кризис. Способы есть, но это дело не одного месяца. Хотя, в основном, у директоров сейчас как раз прямо противоположная проблема: сохранение кадров.
© SportCasualMoscow